625003 Российская Федерация Тюменская область Тюмень Гранитная, 4

Полет шпоры или Bentley Continental Flying Spur

no-image
Полет шпоры или Bentley Continental Flying Spur
Автор фото: Мегатюмень
Все новости

Крылатая литера

Его пытались сделать нарочито авангардным, едва не поступившись канонами марки и заветами сэра Уолтера Оуэна Бентли. Не вышло: «самый технологичный Bentley всех времен» все равно воспринимается не иначе, как живая классика.  
Мысленно вернувшись в 2005-й, стоит признать, что появление Flying Spur вызвало  фурор. На фоне искусственно тяжеловесных моделей Arnage и Azure изящный силуэт Flying Spur казался сотканным из воздуха. Новая концепция дизайна, воплощенная  в облике купе Continental GT и седана Flying Spur, чуть не вывела марку из разряда эксклюзивных – настолько возросли продажи автомобилей из Крю. Между тем, нашлись и такие индивиды, кто осмелился выступить с критикой в адрес Flying Spur. Наиболее экспансивные бритты даже прочили марке скорый конец. Жизнь расставила все по своим местам: и злопыхатели, и почитатели марки неожиданно стали свидетелями расцвета Bentley Motors. 
Генеалогическое древо
Поклонников Bentley, относящих себя к консерваторам, возмущал факт использования при постройке Flying Spur платформы D1 концерна Volkswagen, лежащей в основе модели Phaeton, а кроме нее – Audi A8 и S8. Неизбежные моменты глобализации эти люди (зачастую – скромные клерки, передвигающиеся на машинах класса Vauxhall Astra) воспринимали как личную трагедию. Те, кто поумней, не старались найти в британской по духу машине толику швабских деталей, а просто шли к ближайшему дилеру и наслаждались феерией выбора из 168 вариантов окраски кузова, 24 видов кожи и десятка разновидностей ценных пород дерева. Кто-то заказывал автомобили парой: Flying Spur для езды from Monday till Friday и Continental GT для уик-ендов. Понятно, что ассоциации с «народным автомобилем» нормальным людям просто не приходили в голову.
Любопытно, что за свою 92-летнюю историю компания Bentley Motors была независимой лишь первые одиннадцать лет, с 1919-го по 1930-й. В течение семи десятилетий автомобили Bentley являлись практически полными копиями английской марки №1 – Rolls-Royce. Выживанию в таких условиях помогала гениальная установка, согласно которой Rolls-Royce полагался для поездок с водителем, а Bentley – для самостоятельного топтания гашетки.
В 1998 империя разделилась: Rolls-Royce стал подразделением BMW AG, активы Bentley перешли под влияние фирмы из Вольфсбурга. Немецкая экспансия обернулась благом: легендарные марки получили возможность конструировать автомобили без оглядки друг на друга, используя материнские капиталы Volkswagen и BMW. Технологические процессы никто менять не стал: сборка машин в Крю и Гудвуде по-прежнему осуществляется вручную. Светлые головы из Баварии и Нижней Саксонии поступили в высшей степени мудро, позволив лучшим английским машинам остаться самими собой. Что до глобализации, то она умело замаскирована и существует, скорее, на уровне банковских счетов.
Скептики получили хороший урок в 2010-м, когда Bentley представила новый седан под названием Mulsanne. Он стал первой моделью фирмы после 8L/1930, выпущенной самостоятельно, без участия сторонних фирм. Главное доказательство того, что Mulsannе – «настоящий» Bentley – мотор «правильного» объема: 6,75 л или «шесть-три четверти».  
Полет шпоры
Серебристый Bentley Continental Flying Spur уже несколько лет принадлежит тюменцу Виктору Пушкареву. И этот автомобиль до сих пор остается единственным в Тюмени.  
На одометре – чуть больше семи тысяч километров. «Ездить на Bentley часто не получается, – признается владелец машины. – Это как костюм от дорогого портного: чтобы его надеть, нужен повод. С легендой автомобильного мира нельзя обращаться, как с Lexus». 
Впрочем, у Виктора Пушкарева свои джентльменские отношения с Flying Spur. В этом мы убедились во время фотосессии, когда британский luxury-car выехал на заросшее травой поле, не позволив нам провести рекогносцировку местности при помощи Volkswagen (sic!) фотографа. Получившаяся в итоге пастораль с Flying Spur на фоне мирно пасущихся коней на несколько минут лишила дара речи всех присутствовавших на съемке.
Отправляясь на вторую встречу с Flying Spur, я преследовал определенную цель – найти в автомобиле хотя бы один «немецкий след», который бы напоминал о концерне Volkswagen. Понятно, что искать какую-либо деталь от Phaeton «на поверхности» – занятие заведомо бесперспективное. Но и «в глубине» не обнаружилось ничего, что «порочило» бы честь славной марки. Все мало-мальски значимые детали отмечены крылатой литерой «В», а в отдельных местах (например, на внутренних торцах стоек дверей) фирменная эмблема дублируется табличкой «Handcrafted by Bentley». После того, как оттиск «Bentley» обнаружился на корпусе замка ремня безопасности, исследовательский пыл сменился искренним уважением перед…немцами, не осмелившимися испортить английскую машину. Техническая унификация не может быть заметна в принципе, если не вывешивать машину на подъемнике, щупая с умным видом сайлент-блоки. 
Нет нужды объяснять, насколько драйвовым автомобилем является Flying Spur. Он по-прежнему носит титул самого быстрого серийного седана, поскольку ни один Brabus считать серийным нельзя. Если быть точным, в 2008-м пальма первенства перешла к версии Continental Flying Spur Speed (610 л.с., 322 км/ч), но в любом случае осталась за маркой Bentley. Кстати, «некруглую» цифру 322 км/ч можно написать красивее – как 200 миль в час. 
Сам владелец Bentley – столь же драйвовый человек, сколь и его машина: - «Посмотри на спидометр!». - «Виктор Тимофеевич, не стоит: тут «Арена» работает…». Flying Spur интересен и в статике: пропорции кузова таковы, что в зависимости от ракурса машина словно меняет форму, становясь то длинной и низкой, то широкой и высокой. Внутри – свои развлечения: можно «поймать» сапфировый блеск спидометра и тахометра или наблюдать, как отщелкивает секунды вечности хронометр Breitling. Поиграться хромированными манетками дефлекторов «печки». Наконец, просто расслабиться на одном из кресел сзади. А отдохнув, вновь быть готовым ударить по педали акселератора. Не зря на официальном сайте марки будущих владельцев «Летящей шпоры» ждет напоминание: «You own a car that asks you to make no compromises» - «Вы покупаете автомобиль, который учит не идти на компромиссы».
…«Я сейчас в раздумьях: не то Brooklands купить, не то Rollce-Royce Ghost, - признался напоследок Виктор Тимофеевич. – Оба хороши, но если Ghost брать – так он, получается, будет первым Rollce-Royce в Тюмени». И я теперь уверен, что впереди нас ждет еще одна встреча с человеком, который не привык «make compromises».
Фото Антона Овчинникова 
Автор:

Читайте также

больше новостей

Комментариев пока нет

Добавить комментарий