625003 Российская Федерация Тюменская область Тюмень Гранитная, 4

Юрий Медяник: "Понятие «провинциальность» – устарело, российские регионы становятся ведущими в культурном плане"

Медяник
Фото: Николай Смотров
Культура

Главный дирижер Тюменского филармонического оркестра встретился с журналистами

О выступлении Тюменского филармонического оркестра под открытым небом и об успешном открытии симфонического сезона в областной столице, пожалуй,слышал каждый. Как и то, что художественным руководителем и главным дирижером оркестра стал Юрий Медяник знаменитый мультиинструменталист, дирижер, автор многих проектов, музыкант, известный далеко за пределами нашей страны. О планах на будущее, о том, что ждать тюменцам от филармонического оркестра в ближайшее время, о личных увлечениях и образе жизни Юрий Медяник рассказал «МегаТюмени».

–Юрий Владимирович, где вы сейчас больше находитесь, в Тюмени или в Москве, и как вам темп нашей жизни, очевидно, что он более размеренный, чем в столице?

–Сложно однозначно ответить, здесь я больше провожу времени или в Москве. Я везде. Сейчас, конечно, количество дней, которые я провожу в Тюмени, стало больше. Но это не все мое время. И это не значит, что это плохо и оркестр от этого проиграет. Наоборот! Только выиграет! Бытует мнение, что дирижер должен постоянно находиться рядом с коллективом все время. Не согласен с этим. Дирижер, который сидит на одном месте и не следит за тем, что происходит в мире, перестает развиваться. Работа в других проектах позволяет расти личностно, профессионально, обмениваться опытом, а, значит, привносить что–то новое и в работу с коллективом, которым он управляет. Когда мне предложили работать с Тюменским филармоническим оркестром, я согласился, но при этом, сразу обозначил, что не буду отказываться от других проектов. И такой ритм работы, я уверен, на благо оркестра.

–У вас был дебют 20 августа – концерт под открытым небом. Вы работаете с Тюменским филармоническим оркестром уже более месяца. Как у вас сложились отношения с коллективом, есть сложности?

–Если я скажу, что все хорошо, то это прозвучит неинтересно. А я скажу! У художественного руководителя с оркестром все хорошо. В нашей работе важно, чтобы каждый музыкант мог реализоваться профессионально. Если ему не интересно, то человек гаснет, он начинает просто ходить на работу и выполнять свои обязанности. Когда предлагаешь возможности, где музыкант может раскрыться, зазвучать по–новому, тогда меняется сам подход к работе, и все складывается как надо.

–Какие задачи вы ставите перед собой и перед оркестром как руководитель?

–Я не очень люблю говорить о том, что хочу сделать. Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах! Конечно, план развития есть, и уже сделаны шаги в этом направлении. Но я предлагаю судить о нашей работе по результатам. 20 августа мы выступали на открытой площадке, несмотря на дождь, было много слушателей. Люди не расходились, вопреки непогоде остались дослушать концерт. В середине сентября состоялось открытие филармонического сезона, на котором был аншлаг. К слову, там был и губернатор, который не только прослушал всю программу, но и сказал замечательные слова об оркестре. Чувствовать эту поддержку очень важно. То, что глава региона уделяет большое внимание культурной составляющей области, много значит. Это своеобразное послание обществу. 19 сентября у нас опять был полный зал на выступлении Ивана Бессонова. Я думаю, что эти события говорят сами за себя. Поэтому, лучше следите за афишей и приходите на наши выступления.

– Хорошо, не будем о планах, поговорим о премьерах. Что ждать тюменцам и гостям областной столицы в этом концертном сезоне?

– Этот концертный сезон станет дебютным для меня еще в одном качестве. 18 ноября выйду на сцену и в роли солиста, сыграю концерт Пьяццоллы на баяне. Это будет интересное и насыщенное событие из серии ночных концертов, посвященный музыке танго. Он начнется в 9 вечера. Здесь будет играть соло на скрипке концертмейстер Тюменского филармонического оркестра Александр Кащеев. В этом концерте прозвучит гобой. Что касается более близких дат, у нас будет яркий, во всех смыслах, концерт 8 октября. Скрипач Максим Федотов исполнит концерт Брамса. Музыка Брамса, Бетховена, Моцарта, Гайдна – это фундамент академической музыки. У нас будет также концерт, посвященный 150-летию Сергея Рахманинова. Во второй половине сезона отметим рождение Арама Хачатуряна – это будут балеты, симфоническая музыка и музыка из кинофильмов. Кстати, в Тюмени мы хотим поставить оперу. Правда, пока одноактную, но для начала, это хороший шаг. Остальные проекты пока обсуждаем.

–Скажите, а какую музыку вы слушаете, когда не на работе?

–Здесь два варианта. Либо я вообще ничего не слушаю, отдыхаю в тишине. Либо слушаю музыку любимых исполнителей. Если сейчас заглянуть в мой плейлист, то здесь есть Брайан Симпсон, Альбина Рейн, замечательный джазовый пианист Хесус Молина, Жак Лусье – тоже джаз, Юджин Чичерон – румынский джазовый пианист. Слушаю Чайковского, люблю музыку Максима Фадеева, Леонида Агутина. Нравится наша группа Triangle Sun, они поют только на английском. Я вырос в семье музыкантов. В детстве слушал только академическую музыку. У нас дома была большая коллекция пластинок. Мама давала мне клавир, и я, в 4 года, пел по нотам. Активно петь я начал с 3 лет. Исполнял песни Владимира Преснякова и Родиона Газманова.

На сцену я впервые вышел не в качестве музыканта, а в качестве исполнителя. Папа работал в доме культуры, играл на прогрессивном для 1986 года инструменте – электробаяне. Я выступал на сцене в этом ДК. Там же стал получать первые гонорары и в составе агитбригады ездить с выступлениями в санатории, больницы.

– В вашем плейлисте много джаза. Почему такой выбор?

– Я очень люблю слушать джаз. Правда, играть его не умею. У академических музыкантов, как правило, не бывает так, что одинаково хорошо играют и джаз, и классику. Они хороши в чем–то одном. Бывают исключения, конечно. Например, Денис Мацуев, который отлично играет джаз. Очень люблю исполнение Игоря Бутмана. Джаз — это совершенно другой мир.

–Что вы читаете, и кто ваши любимые писатели?

–Я читаю, в основном, книги в электронном формате, так как часто в разъездах. Люблю Достоевского, Бунина, Куприна, Салтыкова–Щедрина, Булгакова.

–В чем, на ваш взгляд, отличие отечественной музыки от зарубежной?

–В нашей музыке, я сейчас говорю о шестидесятых, семидесятых годах, восьмидесятых – девяностые не берем, в текстах заложен глубокий смысл. В зарубежной музыке акцент делается на упаковку. Там могут быть незамысловатые тексты, а у исполнителя не лучший голос, но после обработки получается вполне приличный продукт, он звучит, тиражируется и расходится. Еще у иностранцев потрясающее умение из всего делать шоу.

– Если говорить о пандемическом периоде, как классическое искусство пережило этот этап и помогают ли современные форматы в работе?

– Академическому искусству помогает все, что ему не мешает. Сейчас очень много современной музыки, и ее количество растет. Это самые разные направления – джаз, рок, рейв, поп и так далее. Классическая музыка не растет. Сколько ее было, в таком количестве и осталась. Получается, что она остается, как бы, в стороне. Найти своего слушателя в таком музыкальном разнообразии непросто. Поэтому мы стараемся делать то же самое, что делают другие для продвижения музыки. Я считаю, в классическую музыку тоже нужно вкладывать и продвигать ее. Она должна быть в телефоне, на Ютюбе и на других цифровых площадках. В пандемию большую популярность набрали онлайн-концерты, они, кстати, остались до сих пор. Пандемия еще раз доказала, что классическая музыка нужна и дома перед компьютером. Есть отличия, конечно. Когда вы слушаете живое исполнение, то напрямую взаимодействуете с музыкантами и композитором. А когда перед экраном, то смотрите на музыкальное исполнение со звукорежиссером, оператором, и они становятся посредниками, через которых вы воспринимаете культурное действие.

– Вы записывали музыку для российского кино. Расскажите об этом проекте, и есть ли у вас планы по продолжению работы в этом направлении?

– Участвовал в записи музыки для фильма «Лед-2». Это другая специфика работы дирижера. Очень интересная работа! Я продолжу работу в кинопроектах. В каких именно, пока не скажу. Могу сказать, что планы в этом направлении есть. Многие думают, что профессия дирижера – это хаотичное махание палочкой. Дирижер – это первое лицо, которое берет на себя ответственность за все, что происходит в зале. Он регулирует насколько громко или тихо прозвучит инструмент, темп, очередность вступления музыкантов, продолжительность концерта. Профессия дирижера будет востребована всегда, потому что ни один компьютер, ни одна фонограмма не заменит живой работы.

– Чем может гордиться регион в плане культурной музыкальной жизни, и есть ли различия между столичной и провинциальной публикой?

– Можно гордиться своей многополярностью. Тюменский филармонический оркестр – это удивительное сочетание музыкантов, приехавших из разных городов, которые органично сочетают в себе разные музыкальные школы. Вообще, я вижу открытость со стороны музыкантов, их готовность к экспериментам. Что касается аудитории, мне не нравится слово «провинция». Сейчас наблюдается децентрализация, когда регионы становятся ведущими в культурном плане. Так было с оперным театром в Перми, например. Сейчас именно регионами, в культурном плане, подпитывается, наша страна. В подтверждении сказанного, можно вспомнить о том, что Тюменский Большой Драматический театр получил «Золотую маску». Поэтому о провинциальности можно забыть.

Читайте также

больше новостей

Комментариев пока нет

Добавить комментарий